Юрий Заяц

Три правила

15 декабря 2008 г.

Этот текст – расшифровка моего выступления на семинаре по поисковой оптимизации, который я и s13 проводили 26 ноября в ГрГУ.

Предыдущим курсам на семинарах я рассказывал про разработку игр, про руби-он-раилс и вебдваноль, про рекламу, продвижение в Интернете и поисковую оптимизацию. Поисковая оптимизация кажется мне эдаким шаманством, когда человек находит свисающую с дерева веревку и, дергая за нее, получает банан. После чего человек ищет единомышленников и вместе они пробуют разные способы дерганья — два длинных рывка и один короткий, рывок с отведением веревки в сторону итд. — с целью увеличения количества падающих бананов. С некоторых пор мне надоело рассказывать об этом шаманстве.

Когда неделю назад Сергей (s13) постучался ко мне в аську и предложил провести семинар по поисковому продвижению, я даже немного растерялся. Еще пару месяцев назад я бы с удовольствием рассказал про всякие технические моменты раскрутки и оптимизации, составление семантического ядра и прочую лабуду.

В прошлом году небольшой группе из десяти человек я должен был читать курс по каким-то-там-современным-интернет-технологиям. Я решил этого не делать и вместо того, чтобы учить страшные сокращения типа FOAF, ATOM и RSS, мы разбирали простые (на первый взгляд) психологические кейсы. Я постарался показать, как устроено человеческое восприятие и с какими трудностями могут столкнуться технари, при переносе своих заблуждений из головы в код. Через некоторое время я узнал, что мои лекции изменили жизнь одному из слушателей. Один из десяти — неплохой выхлоп.

Так как сейчас у меня нет такой возможности, я попытаюсь уложиться в двадцать минут, чтобы рассказать вам о трех правилах. Правилах, которыми я стараюсь руководствоваться последний год. Правилах, которые, надеюсь, помогут и вам. Итак, правило первое —

“Не ссать!”


Нас ведут. От детского сада и школы, к армии, университету, работе, первой должности, семье в 25, ребенку в 26, второй должности, повышению, еще одному повышению, пенсии, гробу. Мы плывем от этапа к этапу, а между этапами нам навязывают иллюзорный выбор: “Куда лучше поступить — в ГрГУ или БГУ”, “на программирование или на психологию”. Этот выбор, в котором не задается вопроса “А надо ли”, выбор уровня “Что лучше послушать — Верку Сердючку или Таню Буланову”. И то, и другое — дерьмо.

Почему кампусы Майкрософта выглядят как университетские городки? Чтобы выпускники потоками вливались в дружные ряды рабов-“майкросервов”.

Зачем нужна такая система? Для того, чтобы люди были предсказуемыми. Государство знает, что в двадцать лет человек либо учится, либо служит, в тридцать — растит детей и выплачивает кредит за квартиру. Государство говорит вам: “У вас устойчивое положение”.

Я знаю, что половина из вас сейчас работает в Епам, а другая в Итранзишн. Работа на работе за деньги. Думаю, вы объективны. Можно ли считать устойчивым положение, когда у тебя есть работа? Можно? [молчание] Переформулирую: Можно ли считать устойчивым положение, когда от слов одного человека (“вы уволены”) зависит ваша жизнь.

Благодаря тому, что вы — рабы, устойчивым является государство.

Легко определить таких “устойчивых”. Иногда они приходят ко мне устраиваться на работу. Когда у таких людей спрашиваешь – «есть ли у вас собственные проекты, которые вы делали один или с небольшой командой друзей, в свободное время, не у предыдущего работодателя» — они отвечают “нет”. Когда их просишь показать собственный код, они говорят, что ни одной строчки кода для себя не написали. В 17.30, когда заканчивается рабочий день, они надевают куртку и едут домой. Это потребители, для которых высшее достижение всей жизни — плазма на стене и новый мобильный телефон с пятимегапиксельной камерой.

У этих людей никогда не было своего Дела. Дела с большой буквы. Они занимались только делами других. Когда я говорю «Дело», я не имею в виду бизнеc и не говорю о деньгах. Сейчас мы делаем проект “Доширак”. У нас нет людей, которые платят нам зарплату. Они нам не нужны. На доширак хватает. Мы выбрали две ниши, и делаем в них оригинальные, яркие проекты, такие как нам самим хотелось бы. При этом для нас важен не только результат, но и процесс. Зайдите на сайт, присоединяйтесь, драйва хватит на всех.

“Не ссать” — это меньший риск. Вы делаете то, что хотите. Кроме того, это весело.

Вам кажется, что вы еще мало знаете о Деле? Вам кажется, что для начала лучше поработать на кого-то, чтобы набраться опыта? ОНИ вас не научат. Начав на четвертом курсе работать на компанию, выполнявшую заказы для Панасоник, я понял две вещи — вы знаете все, и вы не знаете ничего. Когда вы приходите к НИМ, вы думаете, что ничего не знаете (и хотите всему научиться). Это не так –- того, что вы знаете достаточно для выполнения вашей работы. Иначе бы вас и не взяли. Поздравляю, ваша карьера завершена, just as planned следующие 10 лет вы будете сидеть на жопе и работать обезьяной-кодировщиком. Потом вас выбросят на улицу, наняв более молодой и быстрый мозг, а вы пойдете преподавателем в университет [преподаватель и работник Итранзишена ghostwhite хмыкает «что-то ты все упрощаешь…». Работа такая 🙂].

Итак, вы знаете все, что нужно рабу. А откуда вы вообще знаете об окружающем вас мире? Телевидение? Газеты? Что если телевидение врет? Не потому, что оно лживое, а потому, что заблуждаются те, кто там работает. Человек — это ретранслятор, журналисты и репортеры учились в одних университетах с вами. Вы думаете, они знают или могут что-то, чего не знаете вы?

Может вы думаете, что все не могут заблуждаться? Давайте проведем два эксперимента.
Ситуация первая: Насколько вы знаете других? Представьте себе кафе. Например такое, как у нас в университете. Все то же самое — те же столики, та же очередь раздачи. Еда на поддонах, кофемашина, шоколадки, кола в холодильнике. С одним небольшим отличием — нет кассы. На выходе стоит стоит коробка, в которую можно опустить деньги. Причем не такая, как у РПЦ в магазинах (чтобы мелочь не сп.здили), а открытая. Можно положить крупную купюру и набрать сдачи. Каждый посетитель может оставить любую сумму, которая кажется ему справедливой. Можно сегодня не заплатить, если нет денег, а завтра принести долг. Представили? Будет ли такое кафе прибыльным? [Несколько голосов из зала “Нет”. Я: “А кто бы не платил? Вот вы лично не платили бы?”] Давайте определим норму прибыльности. За 100 процентов примем ту сумму, которую кафе получает, если в нем есть касса. Сколько процентов от этой суммы будет составлять прибыль из коробки? [Самые смелые оценки из зала: 20-30 процентов].

Ситуация вторая (более известная как эксперимент Милгрема, известного не только создателям социальных сетей любителей социальных сетей). Насколько вы знаете себя? Представьте, что вас пригласили для участия в эксперименте по оценке влияния боли на мыслительные процессы. Вас знакомят с испытуемым, которого затем отводят в соседнюю комнату и сажают на электрический стул. Вы не видите этого человека, только слышите то, что он говорит в микрофон. У вас в руках прибор с регулятором напряжения и шкалой от 15 до 450 вольт. Экспериментатор дает вам лист с вопросами и вы читаете их в микрофон. Вы читаете первый вопрос. Ученик отвечает. Второй вопрос. Третий. На очередном вопросе ученик ошибается. Экспериментатор говорит, что нужно повернуть регулятор в позицию “30” и нажать кнопку. Получив удар током, ученик смеется: “Разве это наказание?”.

Эксперимент продолжается. Следуют более сложные вопросы и большее напряжение. На сотне вольт ученик начинает кричать, на стапятидесяти требует прекратить эксперимент, на двухста он орет, что у него больное сердце, затем хрипит в микрофон и перестает отвечать на вопросы, на трехста вольтах он просто воет, а потом из микрофона слышна только тишина.

Вопрос следующий: кто из вас довел бы эксперимент до конца, до 450 вольт? [молчание] Хорошо, до какой отметки дошли бы вы? [называются оценки в районе 100-150, один, самый смелый, говорит: 300]

Правило второе —

“Все проверяйте на практике”

Это значит не делать предварительных, ничем не подтвержденных оценок. Перед экспериментом Милгрем опросил психологов-профессионалов, давших оценку, что не более 20 процентов испытуемых продолжат эксперимент до половины и только один из тысячи повысит напряжение до предела.

Ладно, не буду томить. Настоящие результаты были таковы: никто не остановился на половине (220 вольт), а 65 процентов — почти две третьих — завершили эксперимент. В случае с кафе (а такое кафе действительно есть, и не одно) — они получают около 130% от того, что получали бы при работающей кассе.

Восемьдесят процентов взятых с потолка цифр — лживы. В том числе и эта цифра восемьдесят. В том числе и ваша предварительная оценка.

Итак, вы ничего не знаете ни о себе, ни о других. Так какая разница когда начинать? Все равно Епам не научит.

Займитесь чем нибудь. Сделайте то, что всегда хотели бы сделать. Либо сделайте то, чего бы вы никогда от себя не ожидали. Не пытайтесь прикинуть цифры на бумаге — просто беритесь и делайте.

Биологи говорят, что мутации полезны для популяции. Часть из них будет не нужна, часть окажется вредными, но некоторые из них попадут в генофонд и разовьются в нужные навыки.

И правило третье

“Не будьте унылым говном”

Не зацикливайтесь на программировании. Жизнь — это не джава, си-плюс-плюс и кантерстрайк. В этом году я закончил школу молодого журналиста (и получил индульгенцию писать в онлайне и ругаться матом), как человек, который боится автомобилей, получил права, купил металлодетектор и теперь ищу клад, и несмотря на то, что врачи не рекомендовали мне поднимать больше пяти килограммов, почти год занимаюсь бодибилдингом и делаю становую тягу с сотней.

Займитесь тем, что давно откладывали. Что хотели сделать. Начните прямо сегодня. Сейчас. Начните, потому что завтра вы включите телевизор и забудете о том, что я говорил.

Спасибо.

Подпишись на RSS и Кодирующие кролики расскажут тебе много интересных историй.